Алексей Зиневич (застройщик с Приирпенья): О Ирпень и феодализм

Выбранный в 2014 году курс Украины на евроинтеграцию и международные демократические стандарты побудил к реформированию системы правоохранительных органов.

Но похоже, что месседж вдохновителя реформы, замминистра внутренних дел в 2014-2016 годах Ности Згуладзе о том, что “к реформам никто никогда не готов, их просто надо начинать и учиться жить с ними вместе” стал определяющим “диагнозом” результата реорганизации системы.

Как случилось, что воплощение самой масштабной в стране реформы привело к деорганізації правовых органов и усугублению криминогенной ситуации во многих регионах страны?

Косметическая” реформа прокуратуры

Закон “О прокуратуре” должен был бы устранить дублирование и четко разграничить функции правоохранительных органов, наладить эффективный контроль за их деятельностью и наконец – обеспечить законность и правопорядок в государстве.

Но на практике произошло уничтожение эффективного прокурорского надзора и сокращение полномочия прокуроров, их функции сегодня сведено на нет.

Все это порождает “систему коллективной безответственности”, когда и органы местного самоуправления, и местные правоохранительные имеют много полномочий, но при этом ни за что не отвечают.

С одной стороны, местным правоохранительным органам предоставили слишком много полномочий, а с другой – областную прокуратуру лишили возможности прямого наблюдения за ними. И складывается ситуация, когда местные правоохранительные органы выполняют “обслуживающие” функции местных советов.

Теперь, к примеру, местные преступления, такие как незаконная застройка или хищения бюджетных средств, злоупотребления служебным лицом своим служебным положением и тому подобное – остается вне поля зрения местных правовых органов.

Сейчас мы наблюдаем абсурдную для цивилизованного мира ситуацию, когда правоохранители занимают позицию “невмешательства” или защищают беззаконие.

По сути, представители Фемиды в регионах есть “на содержании” у местных “князьков”. Хрестоматийным примером может послужить Ирпень, где мэр, члены его команды обвиняются за тяжкие и особо тяжкие преступления, но, находясь на своих должностях, до сих пор влияют на местных правоохранителей.

Следовательно, правовая система приобретает какой-то уродливо-искривленной формы, когда в одном и том же украинском городе одному человеку грозит до 6 лет заключения за кражу кошачьего корма, а другой – кража из местного бюджета десятков миллионов средств сходит с рук.

Сегодня местная власть сосредотачивает все рычаги влияния, поскольку во время проведения реформы общину отстранили от участия в конкурсной комиссии по отбору прокуроров местных прокуратур. Тогда как внедрение любых реформ по европейскому стандарту предполагает укрепление взаимодействия с гражданами.

В результате, по статистике, больше половины сегодняшних чиновников в правовой системе являются представителями старой прокурорской школы.

Вообще участие, собственно, общественности в решении важных вопросов эта реформа крайне ограничивает. Например, в новом законе не прописана возможность граждан обратиться с жалобой на действия полиции в прокуратуру.

Таким образом, нарушено одно из пріорітних задач реформы – повышение роли институтов гражданского общества в обеспечении прав и свобод человека и гражданина.

Не удивительно, что показатели раскрытия преступлений с каждым годом падают.

Псевдореформа в действии

В результі реформы правоохранительной системы можно наблюдать лишь усиление цепной схемы “услуга за услугу”, где основными фигурантами являются председатели органов местного самоуправления и “обновленные” правоохранительные структуры во главе со старыми проверенными “кадрами”.

Как показывает практика, должности руководителей вновь созданных служб занимают люди, лояльные к определенных лиц или политических сил. Коррупция процветает, а уровень противостояния преступности все ослабевает.

Все потому, что система координации действий созданных подразделений правового сектора фактически отсутствует.

В условиях усиления полномочий органов местного самоуправления местная власть полностью подчиняет деятельность правоохранительных органов на местах. Так, председатель местного совета выносит на голосование вопрос незаконной застройки – и благодаря “ручному управлению” большинством депутатов неправомерное решение принято.

В частности, в городе Ирпень наиболее актуальные для жителей города вопросы – такие как застройка приусадебных участков, земель с/х назначения, частного сектора, вырубка леса, выдача разрешений и изменение целевого назначения участков, когда жилой массив уже почти построен – одобряются большинством местных депутатов.

Мнением общины здесь уже традиционно пренебрегают, игнорируя обращение, не обнародовав вовремя решения сессий для широкой общественности, не давая возможности выступить на сессиях и тому подобное.

Все эти беззаконные действия городской власти происходят с молчаливого согласия, а то и активной поддержке местных правоохранительных органов. Местный совет превращается в “печатный станок” денег для власть имущих, а не орган, который должен отстаивать интересы общины.

Подобную лояльность правоохранительной системы к определенной политической силы и отсутствие координации между правоохранительными органами и общественностью можно наблюдать и в других регионах Украины.

По сути, эта реформа способствовала нарушению баланса в обществе – система противовесов перестала действовать, плюрализм мнений постепенно исчезает как идеология в нашем обществе.

Совершенствование деятельности любой системы следует начинать с ответственности должностных лиц за свои решения.

Пока же наблюдаем искусственное псевдооновлення правоохранительной системы и отвлечения граждан от реальных проблем популистскими лозунгами. Тогда как людям надоели скорумпированные популисты, время требует принципиальной позиции за решительные изменения.

Три года жизнедеятельности обновленной системы правоохранительных органов, и ключевой месседж главы государства относительно миссии “новоиспеченных” правоохранителей “вселять в людей веру в неизбежность, необратимость реформ, веру в силу государства, которая способна себя защитить” лишь подчеркивает несоответствие существующим реалиям.

Перепечатка из “УП”

Source: New feed

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *